?

Log in

No account? Create an account

Слегка перелистала пыльные странички...
Все меняется, но печатать легко и приятно.
Зашла вас поприветствовать жж-друзья. Написать, что не забыла, помню и люблю!
Понимаю, что все разбежались по новым, удобным мессенджерам в телефонах. Рада, что у вас всё в порядке!
Иляна

По следам Тима Талера

Режиссер леонид нечаев: «после премьеры сказки «проданный смех» павел кадочников мне сказал: «если картина выйдет в прокат, я умру… »

Read more...Collapse )

Tags:

В детские годы мама часто вывозила меня “подышать свежим воздухом” в старый Ботанический сад Московского университета на углу Мещанской и Грохольского переулка. Его старинные пальмовые оранжереи, пруд с дуплистыми ветлами по берегу, новый в ту пору бетонный бассейн с коричневым бархатистым рогозом и тростником в саду и старая оранжерея с бассейном для тропических водных растений памятны мне с довоенных лет. О цветении виктории-регии аккуратно оповещала москвичей “Вечерка”.


грехом пополам удаётся объяснить, что Генипе <индейцу-проводнику> следует покинуть судёнышко, взобраться на лист и остановиться у средней, самой крупной из прожилок — толщиной с ногу человека.
Конечно, я опасался, что мой помощник, а весит он по меньшей мере семьдесят килограммов, вот-вот провалится в воду. Но огромный лист, будто плот, построенный из крепких досок, сохранял устойчивость. И вот верёвка протянута от основания черешка до самой далекой точки на поверхности листа. Меряю её ружьём — ствол укладывается двенадцать раз. Гигантское тело королевы озёр достигает девяти метров в длину и немногим меньше в ширину. Значит, площадь листа равна восьмидесяти квадратным метрам! Да, привезти бы такой листик во Францию. Нужно сорвать его, скрутить и высушить.
Вернувшись в лодку, индеец отрезает стебель и подцепляет будущий «экспонат» одним из крючьев якоря. Выходим на берег и принимаемся тянуть за другой конец веревки.
Стараемся изо всех сил, и, несмотря на огромную тяжесть листа, нам все же удаётся медленно подтянуть его ближе к берегу и даже частично приподнять над водой.
Однако дальше дело не идёт.
Толщина зелёного гиганта с краю примерно десять сантиметров, в середине — не меньше шестидесяти. Вес, вероятно, около полутонны. Ничего не поделаешь! Придется оставить эту идею. Я вонзаю саблю в пропитанную озёрной водой мягкую губчатую плоть и вырезаю кусок длиною около метра. Этот-то кусок мы и вытягиваем на берег и подробно рассматриваем. На кожуре глубоко сидят шипы красивого фиолетового оттенка и змеятся прожилки толщиною с верёвку."                
Луи Буссенар, «Виктория-регия» (очерк), 1901

Вступали в строй первые станции метро имени Л. М. Кагановича. Поездка на метро была радостным событием — чистое, нарядное, со скульптурами, мозаиками, оно как бы обещало обездоленному, оболваненному и запуганному народу, что завтра такой будет вся страна. Этому верило в ту пору большинство. За 20 лет после революции появились поколения, не знавшие иной жизни, иных систем ценностей. Для меня и многих моих сверстников символом светлого будущего с несколько холодным блеском стало метро “Маяковская” с мозаичными панно А. Дейнеки на потолках.





Он был известный французский певец. Она - его гид. Любовь их застала нежданно в самом сердце Советского Союза - на Красной площади. Жильбер влюбился в Наташу с первого взгляда. Они гуляли в центре Москвы, пили горячий шоколад в кафе "Пушкин", а потом они остались вдвоём на одну ночь ...

Шёл 1964 год, "железный занавес" плотно ограждал страну от империалистического зла.
Красивая французская песня легко летела над миром, преодолевая все границы.


Красная площадь была пуста
Передо мной шла Натали
У моего гида было милое имя –
Натали

Красная площадь была бела,
Покрытая снежным ковром,
И в это холодное воскресенье я следовал
За Натали

Она говорила мрачными фразами
Октябрьской революции
Я уже думал о том,
Что после мавзолея  Ленина
Мы пойдем в кафе «Пушкин»
Пить горячий шоколад

Красная площадь была пуст,
Я взял ее за руку, она улыбнулась
У нее были светлые волосы, у моего гида
Натали, Натали…

В ее комнате в университете
Толпа студентов
Ждала её с нетерпением
Мы смеялись, много говорили
Они хотели все знать,
Натали переводила

Москва, украинские равнины
И Елисейские поля
Все смешалось
И мы пели

А потом они откупорили,
Заранее смеясь,
французское шампанское,
и мы танцевали.

А когда комната опустела,
и все друзья ушли.
Я остался наедине  с моим гидом
Натали

И уже не было речи ни о мрачных фразах,
Ни об октябрьской революции,
Нас больше не было там.
Не было ни мавзолея Ленина,
Ни горячего шоколада в кафе «Пушкин»,
Все это было уже далеко

Какой пустой кажется мне моя жизнь,
Но я знаю, что однажды в Париже
Я буду гидом
Натали, Натали..

Натали на испанском.


На русском

Что было на самом деле?Collapse )

1959 год. юг Соединённых Штатов Америки. Песня записанная и исправленная Питом Сигером распространяется и становится гимном афро-американских синдакалистов, борящихся за свои права..

В 1963 году её исполняет известная всей Америке певица - Джоан Боэз, попавшая на обложку журнала "Таймс" за год до этого. Песня становится Гимном движения за гражданские права человека.
Joan Baez 1963 crop.jpg
Конец 1960-х. Забастовки и бойкоты рабочих на винодельнях юга Америки.  Они поют песню на испанском.

Даже в Советском Союзе власть благосклонно относилась к прогрессивному искусству, пишет Сева Новгородцев.

А в конце 80-х мы заучивали её наизусть в школе.

2015. Устарела ли Песня сегодня?


Русский в Европах.

Время от времени на просторах сети разгораются споры и дискурсии о неуместности россиян за границей, куда входят такие характеристики, как: наша неулыбчивость, неумение себя вести и одеваться адекватно ситуации.
Хочу предложить вам прочесть небольшой рассказ. Впервые был издан в 1921 году, в Париже.

Автор - Аркадий Аверченко родился в марте 1881 года в Севастополе






Русский в Европах









   Летом 1921 года, когда все "это" уже кончилось,-- в курзале одного заграничного курорта собрались за послеобеденным кофе самая разношерстная компания: были тут и греки, и французы, и немцы, были и венгерцы, и англичане, один даже китаец был...




   Разговор шел благодушный, послеобеденный.




   -- Вы, кажется, англичанин? -- спросил француз высокого бритого господина.-- Обожаю я вашу нацию: самый дельный вы, умный народ в свете.




   -- После вас,-- с чисто галльской любезностью поклонился англичанин.-- Французы в минувшую войну делали чудеса... В груди француза сердце льва.




   -- Вы, японцы,-- говорил немец, попыхивая сигарой,-- изумляли и продолжаете изумлять нас, европейцев. Благодаря вам, слово "Азия" перестало быть символом дикости, некультурности...




   -- Недаром нас называют "немцами Дальнего Востока",-- скромно улыбнувшись, ответил японец, и немец вспыхнул от удовольствия, как пук соломы.




   В другом углу грек тужился, тужился и наконец сказал:




   -- Замечательный вы народ, венгерцы!




   -- Чем? -- искренно удивился венгерец.




   -- Ну, как же... Венгерку хорошо танцуете. А однажды я купил себе суконную венгерку, расшитую разными этакими штуками. Хорошо носилась! Вино опять же; нарезаться венгерским -- самое святое дело.




   -- И вы, греки, хорошие.




   -- Да что вы говорите?! Чем?




   -- Ну... вообще. Приятный такой народ. Классический. Маслины вот тоже. Периклы всякие.




   А сбоку у стола сидел один молчаливый бородатый человек и, опустив буйную голову на ладони рук, сосредоточенно печально молчал.





Read more...Collapse )






Когда-то, году этак в 55-ом и до начала семидесятых самым заметным и блестящим человеком, артистом и художником в Москве был ЛЕВА. Лев Феликс Борисович ЗБАРСКИЙ. Это был денди лет двадцати пяти – тридцати пяти, одетый во все самое американское, итальянское, французское, английское – лучшее и стильное. Он прекрасно работал, делая изумительные книги с иллюстрациями – вновь, после двадцатых годов изданный однотомник Ю. Ю.Олеши, «Солнцем полна голова» – воспоминания Ива Мотана,  пьесы Вильяма Сарояна, двухтомник Овидия, «Белую серию» мастеров искусства об искусстве, «Белую» же серию русских городов и множество мною сейчас забытых книг, но исключительно прекрасных. У Льва Борисовича была самая лучшая мастерская в Москве, самые талантливые друзья Юра Красный, Марк Клячко и Борис Мессерер,  самые красивые жены и главная жена – незабвенная Регина – модель. Леву можно было бы сравнить с Ивом Монтаном или с Майклом Кейном, а Регину и сравнить не с кем. Ее погубил и свел с ума КГБ. А Лев Феликс Збарский уехал в Израиль, а потом в Америку. До своего отъезда безусловно Збарский был самым стильным, талантливым, легким и обеспеченным молодым господином и джентльменом в Москве.

Но, как рассказал мне лет тридцать тому назад в Челюскинской Левин дружек Борис Мессерер, оказывается, тот не так уж легко работал, много переделывал, чтобы добиться легкости на листе. Но на выставках его работы выглядели изумительно. К тому же Лева так же легко, но хорошо зарабатывал. Всем казалось, что он зарабатывал больше всех.

Во всяком случае, Борис подарил мне от него очень важный афоризм, который он подарил всем завистникам-художникам: «Не бойтесь тратить, ТРАТЬТЕ, И ТОГДА БУДЕТЕ ЗАРАБАТЫВАТЬ!»

Сергей Воронов: между Фаустом и Франкенштейном|Sergei Voronov: between Faust and Frankenstein

Автор: Людмила Клот, Лозанна, 15. 02. 2012

Доктор Воронов перед клеткой с обезьянами во дворце Гримальди

Невероятна судьба знаменитого доктора Воронова, хирурга, который хотел вернуть пациентам вечную молодость. Родоначальник теорий омоложения с помощью гормонов был сначала всемирно прославлен, затем разоблачен и умер в Лозанне в забвении. Но идеи его нашли своих последователей в современной медицине. |
The extraordinary fate of the famous surgeon Voronov, who wanted to make his patients eternally young. The founder of regeneration with the help of hormones became internally famous and then denounced. He died in Lausanne in total oblivion. Interestingly, his ideas are popular among modern doctors.

В Европе его знали под именем Серж Воронофф. Родился Сергей Воронов, а точнее, Самуил Абрамович Воронов, в июле 1866 года в деревне под Воронежем. Он окончил реальное училище, куда, в отличие от гимназий, евреи допускались, и в 18 лет уехал во Францию для продолжения образования.

Отучившись в Сорбонне и Высшей медицинской школе, в 1907 году Сергей Воронов натурализовался, получив французский паспорт. Русский студент был любимым учеником французского хирурга и биолога Алексиса Карреля, ставшего в 1912 году лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине, от которого приобрел знания по методике хирургической пересадки органов.

Сергей Воронов также был блестящим литераторомЗатем на четырнадцать лет Воронов уехал в Египет, где сделал замечательную карьеру, сделавшись хирургом и лейб-медиком при дворе хедива. Он внес большой вклад в становление системы здравоохранения в этой стране: открыл инфекционную больницу, создал школу медсестер и основал Египетский медицинский журнал. Именно в Египте в 1898 году Воронов впервые вблизи рассмотрел интересный для него медицинский феномен – евнухов хедива. С удивлением узнал он, что мальчиков кастрируют в 6-7 лет, задолго до того, как организм прекратит свой рост и развитие. Наблюдения за кастратами натолкнули Воронова на мысль о важности желез половой секреции: лишенные их мужчины часто болели, отличались несовершенным строением скелета, ожирением, и даже их способность к мышлению была затронута: евнухам плохо давалось заучивание стихов из Корана. У этих несчастных рано появлялись присущие старикам признаки: седые волосы, помутнение роговой оболочки, и умирали они раньше.

А что, если секрет бодрости и долголетия скрывают в себе именно половые железы? Так Воронов пришел к идее подстегнуть стареющий организм трансплантацией семенных желез. Он долгое время ставил опыты над животными: трансплантировал старым козлам, овцам и быкам железы молодых, те начинали вновь прыгать и спариваться. Затормозила его путь к практикам омоложения Первая мировая война: Воронов стал главным хирургом Русского военного госпиталя в Париже. Там же он лечил раненых, используя кости обезьян для создания ортопедических протезов для солдат.

В начале 20 века биологические знания двигались вперед гигантскими шагами. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Карл Ландштейнер выделил группы крови. Алексис Каррель открыл дверь хирургии пересадки органов. Но громадная дистанция отделяла ту медицинскую эпоху от этических принципов современности – врачи не боялись ничего, самые дерзкие вмешательства в человеческое тело казались им обыденными шагами на пути к блестящему будущему.

"Серж Воронофф. Пересадка яичек от обезьяны к человеку. Полковник на пенсии, ветеран Индийской компании, в прекрасной форме после операции"Воронову оставалось лишь воспользоваться научными открытиями своих современников, соединив их с блестящим владением практической хирургией. В 1920 году доктор Воронов провел первую операцию на человеке, вживив ему щитовидную железу обезьяны, а потом перешел и на пересадку половых желез. С технической точки зрения операции проходили так: хирург не заменял один орган другим, а добавлял к человеческим яичкам тонкую «нарезку» препарата, приживавшегося (как тогда считалось) в организме реципиента и начинавшего вырабатывать половые гормоны. Скорее, это можно было назвать «прививкой» обезьяньей энергии.

Интересно, что вначале он провел во Франции рекламную кампанию в пользу донорства, но так и не нашел добровольцев, готовых расстаться со своими половыми железами. Потенциальные кандидаты либо запрашивали невероятную цену, либо стояли на такой низкой ступени социальной лестницы, что предлагаемый материал был уже никуда не годен... Решено было брать запчасти у крупных обезьян-приматов. «Превзойдет ли обезьяна человека качеством своих органов, более крепкой физической оболочкой, менее подверженной дурной наследственности: подагре, алкоголизму, сифилису? Я не знаю, но могу утверждать, что при пересадках щитовидной железы и яичек органы обезьян дали лучшие результаты, чем органы человека», - писал доктор Воронов в работе «Исследование о старости и омоложении методом пересадок».

Доктор и его ассистент с обезьяной на операционном столеВ 1920-30-х годах Сергей Воронов занимал пост директора Лаборатории экспериментальной хирургии в «Коллеж де Франс». На эти годы выпала эпоха его хирургического триумфа. Он пересаживал своим пациентам щитовидные и половые железы и яичники: порядка 500 операций во Франции, а также несчетное количество их в клинике в Алжире. Оперировал он и в США, где газета New York Times посвящала подробностям его хирургических вмешательств репортажи на первых полосах. Сейчас не представляется возможным найти, с какой из клиник Швейцарии сотрудничал Воронов, скорее всего, у него и здесь была практика. Пациентами его были предприниматели, политики, артисты от 65 и даже до 85 лет. Пересадки стоили громадных денег, Воронов стал сказочно богат.

Вскоре во всем мире по «метода Воронова» работали уже 45 хирургов и профессоров. Медики организовывали экспедиции в Африку за обезьянами, а некоторые из них искренне сожалели, что нельзя забирать органы у приговоренных к смерти. В одно и то же время с Вороновым в Швейцарии практиковал другой знаменитый хирург, Поль Ниханс (1882-1971). В своей элитной клинике в Монтре он стал пионером клеточной терапии  – в основе его способа омоложения лежало введение в организм пациента эмбриональных клеток, причем также полученных из половых желез.

Блестящий литератор, Воронов выпустил несколько книг, ставших бестселлерами в 1920-х годах. Так, в работе «Омоложение прививанием» он рассказывает, что операции увеличивают сексуальное желание, памяти, слух, зрение и невероятно повышают работоспособность. Но вульгарно было бы утверждать, что доктора Воронова интересовало лишь продолжение сексуальной функции человека. Мечтал он – ни больше, ни меньше – подарить человеку вечную молодость и победить смерть.

Дворец Гримальди русский доктор приобрел в 1926 году«Смерть возмущает человека как величайшая из несправедливостей, потому что он хранит интимные воспоминания о собственном бессмертии», - писал Воронов в книге «Жить. Исследование способов пробудить жизненную энергию и увеличить продолжительность жизни», изданной в Париже в 1920 году. «Каждая клетка, составляющая тело, и которая в первое время была единой и независимой, вспоминает о своей бесконечной и вечной жизни и кричит от ужаса перед собственной смертью от своего соединения с другими умирающими клетками… В течение миллиардов лет клетки объединялись, формируя все более сложные структуры, от простейшего организма амебы до вершины творения – человека, и это гармоничное объединение часто нарушается, что приводит к ужасному аморальному феномену – смерти».

Метод омоложения по Воронову вдохновлял литераторов. Под пером Михаила Булгакова он превратился в профессора Преображенского из повести «Собачье сердце». Как мы помним, создатель Шарикова не только дал человеческий гипофиз собаке, но и зарабатывал на жизнь, возвращая потенцию старым и развратным врагам революции. А Конан-Дойл вывел русского доктора в рассказе про приключения Шерлока Холмса «Человек на четвереньках».

Около 1925 года новый обитатель Лазурного берега вызвал много шума - Сергей Воронов купил замок Гримальди, обширное поместье на итальянской стороне, расположенное в сотне метров от Ментона. Французский хирург с русским именем оборудовал там лабораторию и питомник для разведения обезьян в собственном саду. Запертые в металлических клетках шимпанзе, орангутанги и бабуины вели себя беспокойно: казалось, они ни минуты не сомневались в том, что их ждет... Говорят, их хозяин не ограничивался пересадками обезъяньих желез мужчинам, но и занимался репродуктивной функцией женщин. Он  пересаживал яйцеклетки женщинам после менопаузы, а затем его воображение пошло еще дальше, до трансплантации женской яйцеклетки обезьяне и попытке оплодотворить ее человеческим сперматозоидом. Эти работы все больше отдаляли его от Фауста, приближая к Франкенштейну.

"Первая пересадка человеческой почки по технике Воронова в 1933 году"Совершенно ясно, что Воронов воспринимал свои опыты всерьез. Но практика показала, что, хотя пересадка яичек могла на какое-то время стимулировать сексуальную активность и половое влечение, она не восстанавливала изношенные сердце, сосуды и другие необходимые для жизнедеятельности органы.

...Во дворце Гримальди, прозванном дворцом Воронова, круглый год жил брат Сергея, Александр Воронов, управлял поместьем. Он погиб в Освенциме во время Второй мировой войны. В 1940 году нацисты конфисковали все оборудование лаборатории Воронова, все его архивы и документы, находившиеся во дворце на Лазурном берегу. Сам врач во время войны жил в Нью-Йорке со своей третье женой. А после освобождения Франции вернулся, найдя у себя дома совершенную разруху и нескольких оголодавших обезьян.

Впрочем, в то время Воронов уже давно не был заменитостью. Корона чудо-хирурга упала с его головы через несколько лет после начала первых опытов по пересадке половых желез. Английский лорд, один из самых «удачных» его пациентов, омолодившись после прививки обезъяньих гормонов, от собственной невоздержанности умер через два года после операции. И остальные пациенты тоже оказались не из числа долгожителей. Возможно, их эйфорическое состояние в первые месяцы после скальпеля доктора Воронова объяснялось эффектом плацебо?

Лаборатория Воронова после войныВсе изменилось. Те, кто рукоплескал Воронову, теперь смеялись над ним. Доктор тяжело пережил критику. Он несколько лет провел в депрессии, а потом ушел с головой в удовольствия, к которым так стремились его пациенты – в бесконечные вечеринки, путешествия и любовные связи. Женился в третий раз. Третья супруга уроженца деревни под Воронежем, блестящая красавица Герти, или Гертруда, была на 49 лет его моложе - австрийская подданная, румынка по происхождению, двоюродная сестра официальной любовницы румынского короля Кароля Магды Лупеско. (Первая жена Воронова, Маргарит Барб, была поэтессой, поклонницей ордена Розенкрейцеров, брак окончился разводом. Вторая, дочь американского нефтяного миллионера Эвелин Боствик, страстно влюбилась в Воронова, стала его преданной помощницей. Чтобы выйти за него замуж, развелась с графом Периньи, но скончалась от рака через три года после свадьбы, в 1921 году.) Герти прожила с Вороновым 15 лет, до его смерти.

Воронов умер 3 сентября 1951 года, в возрасте 85 лет, в Лозанне. Кончина профессора окутана тайной. Известно, что в швейцарском городе на озере он лечился от последствий падения - Воронов сломал ногу. Его беспокоили боли в груди. Предположительно, причиной его смерти стала пневмония или тромб, переместившийся от ноги к сердцу. «Воронов, должно быть, умер от последствий сифилиса, которым он заразился во время одной из пересадок», - злорадствовали недоброжелатели. Считается, что прах хирурга был переправлен в Ниццу и похоронен на Русском кладбище Кокад. Однако при исследованиях кладбища и его архивов такого захоронения найдено не было. Нет его могилы и на обоих ментонских кладбищах. «Никто не знает, покоится ли его тело в Ментоне, или он был кремирован в Швейцарии», - пишет швейцарский исследователь Ж-Й. Нау

Герти, третья жена хирурга, была моложе его на 49 летДва года спустя безутешная вдова вновь вышла замуж, за португальского князя Да Фоз. Церемонию бракосочетания вел епископ Монако. «Новобрачная была очень элегантна в платье из серо-голубых кружев и того же оттенка шляпке с пером и великолепной накидке из норки, покрывающей ее плечи», - писала газета «Nice Matin» 1 ноября 1953 года.

А трансплантационная хирургия сделала еще один шаг вперед. Годом позже была проведена мировая премьера – пересадка почки от живого донора, идентичного брата-близнеца. В 1960-х годах смертность реципиента при таких операциях достигала 81% при взятии почки от умершего, и 52% - если донор был живым.  

Интересно, что Воронов, создатель таких направлений в медицине, как клеточная терапия или гормональная теория старения, был не одинок в и желании изучить действие половых гормонов, и в догадках, что их можно использовать для омоложения. Одновременно с ним с другой стороны к проблеме подходили химики и фармацевты. Так, они активно заинтересовались тестостероном: влиянием этого гормона на организм и методами его синтеза.

Первым сделал это 27 мая 1935 года профессор фармакологии из Амстердама Эрнст Лакер. Он получил гормон, за которым закрепил название «тестостерон», переработав огромное количество семенников быков, выпустил работу «О мужском гормоне в кристаллической форме, полученном из яичек».

Также в 1935 году немецкий химик Адольф Бутенандт изобрел формулу химического получения тестостерона. Он трудился на фармакомпанию «Шеринг» в Берлине, которой удалось пережить Первую мировую войну без ущерба для производства. В 1923 году благодаря инфляции эта компания получила огромную прибыль, и некоторую часть дохода потратила на сбор 25000 литров мочи у полицейских - такого количества хватило бы для заполнения олимпийского бассейна. Из нее терпеливый  Бутенандт извлек 15 миллиграммов относительно неактивного продукта распада тестостерона, который он назвал андростероном. Он быстро пришел к заключению, что такой метод получения гормона слишком трудоемкий (и малоприятный), поэтому изобрел более простой способ, актуальный и сегодня. Химик методично вывел структуру гормона и затем произвел его из холестерина, как это делает сам организм. 24 августа 1935 года он отправил описание этого процесса и образец продукта в немецкий химический журнал.

Книга "От кретина к гению" Сергея ВороноваИногда великие открытия совершаются параллельно. Неделей позже Леопольда Ружичка, химик-хорват, работавший в фармацевтической компании «Ciba» (предшественницы компании «Новартис») в Цюрихе, сообщил о том, что он получил патент на способ производства тестостерона из холестерола. За это оба исследователя, Ружичка и Бутенандт, в 1939 году получили Нобелевскую премию.

В 1999 году имя Воронова вновь оказалось на слуху: в прессе появились догадки, что вирус синдрома иммунидифицита, открытый в 1980-х годах, был «доставлен» человечеству именно им. Во время своих пересадок Воронов, якобы, перенес СПИД от обезьян к пациентам. Правда, последующие годы пощадили его репутацию, а переиздание книг даже улучшило ее. В 2008 году на русском языке вышла его книга «От кретина к гению». В ней ученый показывает себя талантливым рассказчиком, рассуждая о наследственности, и вполне реалистичное объясняет, что мысль является результатом химической реакции, в которой определяющую роль играет секрет щитовидной железы.

Сегодня имя Воронова стоит в списке знаменитых жителей Лозанны вместе с именами писателя Жоржа Сименона, хореографа Мориса Бежара, ювелира Карла Фаберже и других выдающихся деятелей недавней эпохи.

Пока что мечту о вечной молодости и сексуальной активности потомки Воронова от медицины разделили на две части: внешнюю и функциональную. Для первой была придумана косметическая хирургия и многочисленные техники омоложения. Для второй – виагра. Но и идея Воронова о снабжении организма гормонами, выработка которых снижается с возрастом, активно используется врачами. Наверняка, и другие научные открытия ожидают человека на этом пути.

Всё ждала, когда настоящий Писатель выскажется о происходящем литературно.
Виктор Ерофеев полностью оправдял мои ожидания. Лучше не напишешь!


В эти весенние дни, когда в Крыму уже цветет миндаль, мне кажется, случилось то, что должно было случиться у нас в стране: количество простых людей наконец перешло в качество и они победили

Виктор Ерофеев

Нас всегда учили, что простые люди лучше всех. В отличие от среднего статистического француза или американца, по которым мерили себя иностранцы, не средний, а как раз простой советский человек был душой нашего общества. Он разветвлялся на простую русскую женщину, простого рабочего парня, простого мужика, и все они вливались в реку под названием простые люди. Простые люди жили у нас и до революции, их всегда было много, простых тружеников. Они оказались более выносливыми, чем сам Советский Союз. Тот, гигант, рухнул, а они выжили, сохранились и даже — им в этом помогли — размножились.

По простой логике вещей, простые люди должны отличаться от сложных людей. Хотя понятие сложных людей у нас не сложилось и не прижилось, разница между простым и сложным человеком понятна каждому. Простой человек, он — наш человек, с нашим мировоззрением, в советских анкетах о нем писали: скромный в быту, но на самом деле в быту он может быть разным, а вот в мыслях нет, у него скромный набор мыслей. Отличительной его особенностью является то, что он не обладает аналитическим мышлением. Он мыслит скорее эмоционально, привлекая к процессу мышления свое бурное народное воображение, порождающее целые цепи подвохов и заговоров, но аналитическое мышление всегда отсутствовало в системе нашего образования, за исключением, пожалуй, престижных школ КГБ. У нас анализ связан не с головной деятельностью, а с медициной: сдать что-нибудь на анализ — вот это всем понятно.

Сложный человек отличается от простого тем, что он ставит все под сомнение и высовывается. Он размахивает своей личностью. Его нередко называют интеллигентом. Беда интеллигента в том, что он готов смотреть на события с разных точек зрения: то спереди забежит посмотреть на событие, то с сзади, то сбоку. Хуже всего то, что он готов посмотреть на событие и с чужой точки зрения, а это совершенно непонятно простому человеку. У простого человека развит ясный взгляд на вещи: что нам хорошо, то хорошо, чем больше нашего, тем лучше, потому что в основе своей наше — самое лучшее, и с этим никто не спорит. Правда, на наше лучшее находят порой тучи, но это тучи неправильной, непростой, ненашей жизни, и от этих туч можно в конце концов избавиться и вообще об этих тучах нечего нам судить, не наше это дело. Наш человек прост, но кое-что он знает твердо: он знает, что сила сильнее слабости, что победа лучше, чем поражение, что выпить и закусить — это всегда лучше, чем когда нет чего выпить и отсутствует чем закусить. Но кто сказал, что наш простой человек относится к конкретным и материальным людям? Ни в коем случае! Он по-своему мечтатель и по-своему витает в облаках. Улыбка счастья появляется у него на лице, когда он видит, например, что в Крыму расцвел миндаль. Мы славим его как простого человека, но забываем сказать о том, что он по сути своей человек простодушный. Даже если нелегкая жизнь научила его быть подозрительным, он сохраняет детскую доверчивость, непосредственность, местами целомудренность до конца своих дней. Он похож на дерево, корни которого уходят глубоко в землю, в чернозем, в доисторические процессы, в великую первобытную архаику. Такому человеку хочется слиться с вождем своего племени. Он все простит, если вождь придет с победой. Мы показали свою силу и чуть-чуть наши острые зубы — это весело, радостно, это так здорово, это очень простодушно!

А у наших противников простодушие давно вышло из моды. Они все анализируют, умничают, места себе не находят. Да, мы отжали у соседа лакомый кусок земли, но сосед стал вредным, он стал фашистом. Это очень смешно: обвести его вокруг пальца, выступить дерзко, гневно, пламенно и при этом по-нашему простодушно. Мы соединились, верх и низ, простой мужик и простой федеральный депутат, в объятьях простодушной победы. А там, в Европе, последний раз простодушие промелькнуло больше века тому назад. Помните, у Флобера рассказ "Простая душа"? Да зачем его помнить! Но смысл его в том, что служанка всю жизнь мучилась от простодушия, а когда умерла, к ней явился с небес огромнейший попугай. Не издевательство ли это над агонией простодушия? У нас к простодушным людям приходит не попугай, приходят могучие каналы телевидения, они не похожи на попугаев, там работают мастера, честно опростившиеся бывшие сложные люди, они подхватывают простого человека, страшат его, пугают, вертят-крутят, терзают сначала, как в детективе, но всегда найдут в конце концов новую гавань счастья, всегда покажут, куда человеку плыть.

Простодушному человеку хорошо живется у истоков жизни, а не в грязных устьях цивилизации. Скатерть-самобранка и ковер-самолет — вот наш вызов всему человечеству. Не нужно бояться неожиданных сравнений. Отвергая гарь западной цивилизации, наденем простодушную набедренную повязку. Не надо стесняться. Она все закроет что надо.

Вот помню случай, когда на границе Бенина и Нигерии я встретился с местным правителем, который просил меня называть его кингом. Меня тогда интересовало, как местные люди входят в транс, как их души летают над лесом, и кинг, взяв с собой колдуна, повез меня в далекую деревню. Там был праздник, я не шучу, по случаю того, что кинг отвоевал без капли крови соседнее поле кукурузы, утверждая, что оно всегда принадлежало нашей деревне. Мы приехали в тот момент, когда недовольные потерей кукурузного поля соседи собрались на подступах к нашей деревне и бросались в наших людей плодами манго и старыми тапками. Был уже вечер, и плоды вражеских манго свистели в черном раскаленном воздухе.

Кинг по приезде включил освещение, и я увидел, что соседи абсолютно похожи на наших деревенских людей. Но только вот что: они проиграли, а мы выиграли. Целое поле кукурузы. И когда кинг приехал, наши подхватили его на руки и понесли. И я тоже бежал за кингом. И кинг спросил меня: "Как ты думаешь, кто прав?" Я, конечно, сказал, что он и наша деревня. Я первый раз в жизни был абсолютно простодушен. И это, братцы, так здорово! Абсолютно на всех плевать. Наша кукуруза! И все! И пошли вы все вон! Дураки! Бросаются плодами манго! Тогда кинг устроил великолепный праздник. Пришли музыканты, принесли тамтамы. Не было в деревне ни одного сложного человека, который был бы против кукурузного поля. Ударили в тамтамы. Стали плясать. И тут я увидел, как обмякают черные тела и души летят в небо. Я сказал кингу: "А мне можно полетать?" Но он нахмурился: "Заблудишься, не найдешь дорогу назад".

А мне так хотелось полетать. Так хотелось сбросить с себя чешую сложного человека и полетать вместе со всей деревней. Но кинг увидел мою сложность и не допустил. И колдун тоже покачал головой...

Простодушие — лучшая опора. Это я тогда уяснил. Но это было так далеко от Москвы. Мне казалось, что мы никогда этого не поймем. Но тут случилось чудо: количество простых людей перешло у нас в качество. Все готово для транса. Вносите тамтамы!

прочитано здесь
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/2422646

Про

#нашлавинтернете

По-моему совершенно гениальный мальчик.
У негог Дар и видение Поэта нашей эпохи.
Делюсь!

Оригинал взят у sir_archet в Про


Мы переспали случайно. Утром
я что-то делал, звонил кому-то,
и, может быть, через полчаса - заметил её глаза.
Густые волосы, высокие скулы.
Вспомнил, как мы вчера уснули.
Что было до этого, прошлым вечером.
Как долго мы болтали о вечном.

Коса. И мини. Длинные ноги.
Манера все время шутить о боге,
футболка в обтяжку, молния сзади,
стоны на автостраде.

- Наверно, хватит уже шататься.
Тебе хоть есть уже восемнадцать?
...Collapse )


Profile

Bionda
ilanocka
ilanocka

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel